В белгородской специальной (коррекционной) общеобразовательной школе-интернате №23
II, IV и VI видов 194 воспитанника, среди которых слабослышащие и позднооглохшие дети, дети с нарушением опорно-двигательного аппарата (ДЦП, сильный сколиоз, неразвитость или потеря конечностей) и еще слабовидящие дети. Правда, большинство сейчас, летом, разъехались по родственникам, а 16 сирот отдыхают в детском лагере или уехали к опекунам.
Школа почти пустая, но когда вместе с директором бежишь по ее многочисленным коридорам, поднимаешься с этажа на этаж, постоянно встречая то учителей, то медиков, то рабочих, делающих ремонт, понимаешь, жизнь на самом деле бьет ключом. Я не оговорилась насчет бежишь: хотя, конечно, мы с заслуженным учителем России Александром Егоровичем Годиным - победителем Белгородского регионального этапа Всероссийского конкурса «Директор школы-2011» никуда не бежим, а просто быстро идем, осматривая школу, но ощущение этакого эмоционального коктейля из скорости, энергии, оптимизма не покидает ни на минуту. И кажется, что бежим...
- Смотрите, это наши достижения - кубки, грамоты, награды: среди ребят есть победители всероссийских и международных соревнований. В здоровом теле - здоровый дух! И мы хотим, чтобы каждый ребенок социально адаптировался именно через спорт... Вот наш первый чемпион России по армспорту среди юношей, это еще 1998 год был, а сейчас у нас две наши воспитанницы приглашены в российскую сборную по волейболу...
Только-только директор показывал стеклянные стеллажи с фотографиями, кубками и медалями, и вот мы уже в спортзале - большом, просторном, у входа к стене прижаты складные конструкции.
- Это наше изобретение. Вот так вот раскладываются и легким движением руки превращаются... в трибуны! Вот здесь сидят, а внизу ножки ставят. Могут по два человека на сиденье, могут и по три - одновременно 150 зрителей. У нас такие дети есть, которые долго стоять не могут, да и вообще сидя ведь лучше болеть за своих. В обычной школе как? Пришли и жмутся около стеночки, а у нас и малыши сидят, и старшие, и родители.
Тут же мы с директором решаем, что такое полезное ноу-хау надо обязательно распространять. И хотя трибуны раскладываются совсем даже не легким движением руки, то есть не сразу - сначала надо открыть замок и разомкнуть цепь, удерживающую конструкцию, а потом с определенным усилием выдвинуть трибуны вперед. (Но это как раз правильно: дети есть дети, и обязательно найдется тот, кто захочет сам попробовать, поэтому хорошо, когда все надежно закреплено и не слишком легко открывается.) Лучше всех легкое движение руки получается у Александра Владимировича Тимощука - учителя физкультуры, главного тренера, вдохновителя и организатора спортивного движения в школе. Еще у него прозвище Достоевский, потому что, как говорит директор, он достает все необходимое для своего предмета и считает, что физкультура должна быть для всех на первом месте.
Спешим дальше. Спускаемся в еще один спортзал, который называют борцовским, здесь ребята занимаются вольной борьбой, стоят теннисные столы и работает шахматный клуб. Когда школа открылась - 23 года назад - вместо всего этого был обычный подвал и в нем овощехранилище. Директор через некоторое время собрал старшеклассников и предложил им «построить память о себе». Так как школа изначально планировалась как школа-интернат для слабослышащих, то парни, не считая недостатков со слухом, во всем остальном отличались крепким физическим здоровьем, к тому же очень любили спорт. Итог - 17 тысяч ведер и носилок земли, которые были выкопаны, вынесены и высыпаны на школьный стадион. Бывшее овощехранилище облагородили, сделали в него хороший вход, стены обили вагонкой. Сегодня этот зал - одно из любимых мест отдыха и воспитанников школы, и воспитателей. Ребята, которые занимались его обустройством, давно сами стали взрослыми, но память о себе «построили», а их тогдашние фотографии, где они с ведрами и лопатами, стали историей и гордостью школы.
Есть, правда, недовольные - пожарные, которых сегодня возмущает вагонка на стенах. Так как, кроме них, всем остальным она очень даже нравится, было принято решение ежегодно обрабатывать обивку противопожарной жидкостью, что и делается.
Кроме этих двух спортивных залов в школе-интернате есть еще тир, боксерский зал и специальный спортзал для детей с ДЦП. В нем мы тоже побывали: сухой бассейн с шариками, тренажеры, беговая дорожка, один из самых востребованных - тренажер Гросса, в котором, как говорят тренеры, ребенок чувствует себя более безопасно, он как бы сидит внутри корзинки из ремней, держится за лямки и одновременно может двигаться, подпрыгивать, отталкиваться ногами, вырабатывать устойчивую походку.
В школе собственный медицинский блок, а по словам медработников, их школа-интернат первая среди белгородских общеобразовательных стала получать лицензии по различным медицинским направлениям, и сейчас у них пролицензированы педиатрия, отоларингология, неврология, сестринское дело в педиатрии и лечебный массаж. В медблоке несколько кабинетов, физиотерапевтические аппараты, массажная, люстра Чижевского, ароматерапия, лазерная терапия, есть даже массажеры для барабанной перепонки.
- И никуда не надо ходить, ни в какие больницы! - с гордостью говорит директор. - Потому-то к нам и едут и из Магадана, и из Москвы, ведь сегодня по закону родители могут выбрать для своего ребенка любое учебное заведение России. У нас все дети ежегодно проходят диспансеризацию, все осматриваются узкими специалистами на наличие каких-то заболеваний, кстати, педагоги тоже тут проходят медосмотр.
Магаданом и Москвой география воспитанников не ограничивается. В школу-интернат обращались целыми родительскими группами, заключались договоры, например, с Брянской областью, с Кабардино-Балкарией, и дети жили и учились в белгородской школе целыми классами. Мало того, они еще и получали профессию, а сама школа-интернат - возможность купить новое оборудование для столовой, для лингафонных кабинетов или в кабинеты труда.
- Необходимо, - говорит Александр Егорович, - чтобы наш выпускник не только получил общее образование, но и в обязательном порядке профессию: автослесаря, столяра или швеи. У педагогов есть сертификаты на право обучения этим специальностям, и еще у нас заключен договор с училищем №33 и с организацией, имеющей специализированные цеха по ремонту автомобилей. Туда мы на практику на нашей «газели» возим ребят. В итоге по окончании школы некоторые выпускники имеют среднее образование, права и профессию - до 80% наших воспитанников пользуются этим.
Пока директор рассказывает, мы успеваем пройти, наверное, школу насквозь и оказываемся в кабинетах труда. На столах резные деревянные вазочки, цветы, металлические витые подсвечники - тут без сварки не обошлось. И действительно, в профклассе есть желающие учиться на сварщиков, однако за каждой их профессиональной победой - личное преодоление. Вот и сейчас один из ребят тоже учится на сварщика, а у него нет пальцев.
- Как же он держит аппарат?! - поразившись, спрашиваю я учителей труда Владимира Михайловича Грицунова и Евгения Семеновича Доронина.
- Нормально держит, культями сжимает - получается хорошо!
- Обычно, - продолжает разговор директор, - в школе гордятся тем, что выпускники все поступают в высшие учебные заведения, а мы гордимся тем, что наши дети не считают себя инвалидами! Да, проблемы со здоровьем у них есть, но они не инвалиды. Кстати, а у кого нет проблем со здоровьем?.. Смотрите, вот изделие, сделанное слепым парнем, а это - слепоглухим, у него еще и нарушения в поведении, он гиперактивный. Однако учится хорошо, знает математику, любит химию. Для нас это не инвалиды, это наши любимчики! Главное, чтобы ни один не остался за бортом жизни! Надо жалость в себе подавить и пойти навстречу такому человеку, а главная задача - увидеть только то, что присуще именно ему, его индивидуальность. Вот в чем смысл фразы о необходимости приблизить общество к инвалидам.
Насчет поступления. В прошлом году из шести выпускников школы-интерната в средние специальные учебные заведения поступили четверо, один - в ПТУ и один трудоустроен, а в этом году из 12 выпускников в техникумы и колледжи уходят 10. Александр Егорович говорит, что никак не меньшим достижением можно назвать случай, когда, получив в дошкольном возрасте необходимую подготовку, в начальных классах сразу несколько детей перешли учиться в обычную школу. По статистике, которая ведется в интернате, всего один из десяти ушедших учиться в массовую школу возвращается обратно, остальные приживаются, хотя там им труднее.
В 23-й школе-интернате специальные программы и формы обучения начинаются еще с дошкольного возраста (здесь три дошкольные группы, в которых 32 ребенка), с детьми работают учителя-дефектологи, сурдопедагоги, в педколлективе 28 человек окончили МГУ по специальности «учитель-дефектолог-сурдопедагог». С малышами и в начальных классах обучение идет по специальным учебникам, в среднем и старшем звене - по учебникам массовой школы. Слабослышащие учатся до 12-го класса, дети с ДЦП и слабовидящие получают общее образование за 10 лет. В организации учебной работы директору помогают его заместители Раиса Егоровна Данелюк и Елена Геннадьевна Беликова, ну и, конечно же, весь коллектив. То, что школа комплексная и обучаются в ней дети с различными недугами, требует от педагогов очень активной и разносторонней работы - и научно-педагогической, и психологической, и методической, но именно такую школу они считают правильной, помогающей их воспитанникам и в прямом, и в переносном смысле встать на ноги.