Сначала все было чинно, благородно и содержательно. В первый день свое общее собрание РАО провела вместе с Российской академией медицинских наук и посвятило выдающемуся русскому хирургу, ученому и педагогу Николаю Ивановичу Пирогову. Надо сказать, что доклады академика РАО Александра Асмолова о Пирогове как лидере гуманистической антропологии, члена-корреспондента РАО Михаила Богуславского о педагогических идеалах Пирогова и члена-корреспондента РАО Михаила Лукацкого о нравственных императивах педагогических воззрений Пирогова были сделаны на высоком академическом уровне и, несомненно, войдут в труды двух академий. К слову, доверив Асмолову и Богуславскому наилучшим образом продемонстрировать интеллектуальное лицо педагогической науки, РАО тем не менее на выборах откажет Михаилу Богуславскому в праве быть избранным академиком, а по отношению к Асмолову выскажется более чем странно, упомянув его в числе тех психологов, которых якобы непомерно много в группе, разработавшей новые стандарты начального образования.
Второй день был менее интересен, хотя его открывал чрезвычайно содержательный доклад вице-президента РАО Давида Фельдштейна «Большой ученый и замечательный человек - М.А.Прокофьев - в нашей памяти», посвященный 100-летию со дня рождения министра просвещения и президента Педагогической академии. При всей благостности рассказа о Прокофьеве в словах Фельдштейна сквозило сопоставление управленцев советского времени и нынешнего (не в пользу нынешних). Давид Иосифович подчеркивал, Михаил Прокофьев сам писал статьи, читал книги, написанные педагогами, мог написать личное письмо учителю или ученому, занимался наукой и внес существенный вклад в развитие химии. Все впечатляло, но исключительно участников общего собрания, поскольку нынешние управленцы в зале отсутствовали. Если в прошлые годы или министр образования, или его заместитель принимали участие в форуме педагогов-ученых, то в этом году от Министерства образования и науки РФ не было никого. Из этого можно сделать только один вывод - чиновников не интересует работа академии, и можно гадать почему: либо, по их мнению, РАО не вносит значительного вклада в совершенствование государственной политики в области образования, либо вносит, но совсем не тот вклад, которого от нее ждет министерство. Конечно, неправильно то, что министерство не было представлено на общем собрании, потому что недовольство работой РАО или некое напутствие в ее работе на следующий период времени, наверное, было бы необходимо. Как, вполне вероятно, было бы необходимо и другое - советы ученых чиновникам по части разработки той же самой государственной политики или критические высказывания по этому поводу. Но ничего не состоялось, да и что чиновники смогли бы почерпнуть для себя, скажем, из доклада главного ученого секретаря президиума РАО Ирэны Роберт о результатах фундаментальных и прикладных исследований РАО за 2010 год и плане исследований академии на 2011 год? Мне кажется, существенной ошибкой было то, что такой важный доклад делал не Николай Дмитриевич Никандров, выступления которого всегда содержат сущностный анализ ситуации в системе образования и часто становятся событием для педагогического сообщества. Ирэна Веньяминовна же ограничилась лишь статистическими данными, перечислением тем научных исследований (хотя перечень тем был полно представлен в материалах, розданных участникам собрания), никоим образом не давая никакого анализа сделанному. Остается гадать, почему этого не было сделано: то ли не под силу ученому секретарю такой анализ, то ли изначально задача была другой - поставить галочку в плане работы, где значился отчет. Ну что ж, отчет сделан, а то, что он был формальным и, по сути, никому не нужным, - это уже другой вопрос. Удивительно, что никто из членов академии не решился критиковать Роберт, но позже в кулуарах академики объясняли: разговор по существу с Ирэной Веньяминой невозможен из-за ее резкой и высокомерной манеры общаться, стремления задавить даже намек на несогласие. В том, что это правда, автору материала пришлось убедиться на личном опыте. А еще говорят, что ученые - это интеллигентные и воспитанные люди.
Интересно, что на обсуждение доклада было отведено всего лишь двадцать минут. Вероятно, для того чтобы критики, если она и случится, было немного, но она все же была, да какая. Не выдержали и высказались против доклада Роберт два человека, задавить которых главный ученый секретарь не может, - академики РАО Геннадий Ягодин и Людмила Вербицкая. Геннадий Алексеевич сказал так: «Меня очень встревожил отчетный материал, так как в нем мало уделено внимания содержательной стороне дела. Мы отчитываемся по документообороту: концепций - 36, приказов - 54. Это не дело Академии образования. Ведь ситуация крайне сложная - учитель в исключительно трудном положении, так как изменился информационный ресурс, он вырос колоссально, и доступ к нему возможен. Молодой человек сегодня сидит за компьютером, выходит в Интернет, но вслепую набирает информацию, не приобретая знаний. Я работаю в высшей школе, в том числе с первым курсом, так вот 60% студентов-первокурсников складывают 1/2 с 3/4 и получают 4/6, фамилию Рузвельт не знает никто. ВЦИОМ опубликовал результаты опроса родителей насчет того, какие три профессии для них и их детей самые непрестижные. На первом месте - священнослужители, на втором - милиционеры, на третьем - учителя. Не думать обо всем этом нельзя. Мы не имеем на это права, так как на нас возложила ответственность современная жизнь». Людмила Алексеевна поддержала Ягодина: «Геннадий Алексеевич абсолютно прав, нам надо говорить больше не о формальных показателях, а о существе дела, о том, что сегодня происходит в России и в российском образовании. Мы понимаем, что Академия образования больше других ответственна за эти процессы. Совсем недавно Институт психологии провел исследование о количестве убийств и самоубийств, заболеваний органов чувств и нервной системы, психических расстройств. Оказалось, что в России число убийств в четыре раза превышает число убийств в США, где оружие продается совершенно свободно. Исследование, проведенное на экономическом факультете МГУ, показало, что пять процентов студентов - «полные отморозки», так как никаких моральных принципов у них нет. У нас школьники нынче разделились на две группы - элиту и неэлиту. Тут я тоже согласна с Геннадием Алексеевичем, наверное, нам нужно было бы поговорить обо всем этом. Нам нужно говорить о гуманизме как о человеколюбии, а мы об этом не говорим. А гуманизм - ведь это идеология. Вспомним, что Дмитрий Лихачев говорил: гуманитаризация образования будет гуманизацией общества. А где сегодня мы говорим об этих проблемах? И не должны ли мы говорить об этом на нашем общем собрании?»

ВЦИОМ опубликовал результаты опроса родителей насчет того, какие три профессии для них и их детей самые непрестижные. На первом месте - священнослужители, на втором - милиционеры, на третьем - учителя.

Надо сказать, что не лучшая методика выборов для РАО выработана, как представляется, раз и навсегда, отступать от нее академия не хочет, потому что она позволяет частенько выбирать не тех, кто достоин, а тех, кто мил руководству.


Во второй половине дня состоялись общие собрания отделений, на которых, собственно говоря, и состоялись предметные, серьезные и глубокие дискуссии о работе академии, о системе образования. Одна из дискуссий прошла на собрании отделения профессионального образования. Думаю, что она заслуживает отдельного разговора на страницах «Учительской газеты», так как разговор касался и изменения правового статуса образовательных учреждений в связи с принятием 83-ФЗ, и проекта нового закона «Об образовании в РФ», и многих других весьма актуальных вопросов.
Самое интересное случилось в третий день общего собрания. Это был день выборов в действительные члены и члены-корреспонденты. «Учительская газета» уже много раз писала о том, как проходят эти выборы, по какому принципу подбирают кандидатуры и избирают состав академии. Надо сказать, что не лучшая методика выборов для РАО выработана, как представляется, раз и навсегда, отступать от нее академия не хочет, потому что она позволяет частенько выбирать не тех, кто достоин, а тех, кто мил руководству. Еще раз описывать процедуру выборов не имеет смысла. Если в академики не прошли Михаил Богуславский и Анатолий Цирульников, известные своими трудами всей России, то что тут еще скажешь.
Сказать надо о другом: о новшестве, которое в этом году было введено, - о ротации членов президиума РАО. Ротация случилась на исходе дня, как и было запланировано в программе, и в принципе ничего особенного не должно было случиться. Подумаешь, одних академиков из президиума выведут, других введут, смена и в самом деле должна быть. Но случившаяся смена стала принципиальным столкновением позиций.
Все началось с того, что, к величайшему изумлению, о своей предстоящей ротации как о деле решенном услышал член-корреспондент РАО, генеральный директор издательства «Просвещение», научный руководитель Института стратегических исследований в образовании доктор педагогических наук Александр Кондаков. В кулуарах загодя извещали: он подал заявление о выходе из президиума, что действительности не соответствовало. О выводе из президиума Александр Михайлович узнал лишь в третий день общего собрания, а Николай Никандров сказал, что не смог дозвониться и проинформировать об этом Кондакова раньше. Ну Александр Михайлович и в самом деле редко посещает заседания президиума РАО, но понять его можно - колоссальная работа не только в издательстве, но главным образом над стандартами образования отнимает много времени. Однако предъявили Кондакову претензии совсем по другому поводу - именно по поводу новых стандартов для начальной школы. Главным оппонентом стала член-корреспондент РАО, руководитель Центра начальной школы Института содержания и методов обучения РАО Наталья Виноградова. Претензии были такого рода: дескать, разработка стандартов стала личным делом Кондакова, институты РАО он к этому не привлекает, в работе, организованной им, преобладают психологи, а не дидакты, и так далее, и тому подобное. Произошло столкновение позиций тех, кто считает прежние стандарты практически идеальной основой для новых, и тех, кто убежден: новой школе нужны стандарты абсолютно новые. Вот где аукнулось академии отсутствие содержательной дискуссии по результатам проведенных исследований в первый день, когда можно было выяснить и соотнести позиции по тем или иным важным вопросам.
В результате общее собрание свелось к некрасивой перепалке. Президент РАО Николай Никандров выразил недоверие Кондакову, Кондаков - Никандрову и президиуму, стандарты начальной школы и организацию работы над ними поддержали в противовес президиуму академики Любовь Кезина, Владимир Шадриков, Дмитрий Зуев, Александр Асмолов. Академическая аудитория разделилась при голосовании на сторонников и противников, единого мнения так и не сформировалось.
Наверное, Александра Кондакова как руководителя разработки стандартов можно в чем-то обвинить, но уж точно не в отрыве от РАО. Николай Никандров в публичных выступлениях и в прессе неоднократно говорил о том, что разработка - дело академии, которая выиграла конкурс, что поручено это ее члену-корреспонденту Александру Кондакову. (Причем претензий к Кондакову раньше не предъявляли, Никандров так говорил об Александре Михайловиче: «Он был назначен руководителем коллектива не случайно. Тематика его научных исследований тесно связана с вопросами содержания образования, стратегических исследований в сфере образования».) Об этом тоже публично не раз говорил и директор Института содержания методов обучении Михаил Рыжаков. В конце концов на одном из общих собраний на тему разработки стандартов с большим докладом выступил вице-президент РАО А.Кузнецов. Да и сам Кондаков неоднократно выступал перед членами академии с отчетами о работе, которая шла почти три года. Если было недовольство этой работой, то почему никто на этот счет не высказывал претензий? Почему претензии возникли только сейчас, когда стандарты начальной школы утверждены и должны внедряться в российскую школу? Общее собрание после всех столкновений и перепалок было закрыто, вопросы, которые возникли, до сих пор открыты. Причем главный из них - нужна ли нынешняя РАО и кому?