Сорока-Росинский напечатал много работ, посвященных вопросам воспитания и обучения. Большое внимание в них уделялось созданию новой школы. Работая с 1918 г. в школе Путиловского завода, он применял, как сказали бы сегодня, инновационные методы учебно-воспитательного процесса; здесь также была организована одна из первых «ребячьих республик» - по типу будущих макаренковских колонии и коммуны.
Сорока-Росинский возглавил школу имени Ф.М.Достоевского для трудновоспитуемых детей, в работе с которыми проявил себя выдающимся педагогом-гуманистом. Но его дальнейшая жизненная и творческая судьба складывалась непросто. Принципиальное несогласие с тогдашним педагогическим Олимпом привело к тому, что в 1925 г. он был освобожден от занимаемой должности. И в дальнейшем его новаторский труд неоднократно прерывался административными запретами на взаимодействие с детьми.
Сорока-Росинский пережил все тяготы ленинградской блокады, продолжая работать. Находясь в последней стадии дистрофии, 59-летний учитель был эвакуирован на Алтай, где возобновил активную педагогическую деятельность.
В родной город Сорока-Росинский вернулся только в 1948 г. Жить без детей учитель не мог и организовал детский клуб на дому - «академию», как шутя называл ее Виктор Николаевич. Здесь собирались дети из окрестных школ и семей. В тесно набитой комнатке занятия проходили в несколько смен. Ребята не только «подтягивали школьные хвосты», но и слушали увлекательные рассказы по истории, литературе, искусству и вообще говорили про жизнь.
Как учитель, он ценил в человеке прежде всего умение самостоятельно мыслить, отстаивать свои убеждения и эти черты стремился воспитывать у своих учеников. Он был убежден, что в основе воспитания лежит творческий труд, непременно связанный с учебой; мечтал о школе, ученики которой могли бы не только приобретать трудовые навыки, но в старших классах постепенно включаться в трудовой процесс наряду со взрослыми.
Помню, как подростком я с восторгом прочел книгу Л.Пантелеева и Г.Белых «Республика Шкид», ничего не зная тогда ни о ее авторах, ни о Сороке-Росинском. И только студентом пединститута благодаря издательству «Знание» впервые прикоснулся к жизни и творчеству неизвестного мне педагога: выпуск серии «Педагогический факультет» «Жил на свете учитель» (с замечательным вступлением Любови Кабо) вышел тиражом свыше 230 тыс. экз. В 1978 г. это же издательство в серии «Педагогика и психология» фактически переиздало книжку,  но уже вынесло на обложку имя автора и название его неоконченных воспоминаний - «Школа Достоевского».
А еще через 12 лет в академической серии «Педагогическая библиотека» вышла обстоятельная книга педагогических сочинений Сороки-Росинского. Однако часть работ педагога остается неизвестной, большинство рукописей погибло в эвакуации или утеряно позднее. А может быть, еще пылятся в архивах.
Не могу обойти вниманием одну досадную неточность. Российская педагогическая энциклопедия указывает дату смерти Сороки-Росинского - 4 октября 1960 г., а вступительная статья к его педагогическим сочинениям - 1 октября. Посмотрел в Интернете - та же небрежность в отношении этой даты. Наверняка сохранилось соответствующее свидетельство, и авторам нужно проявлять элементарный такт по отношению к ушедшему от нас человеку.
Прошло пятьдесят лет, как не стало мудрого педагога, «рыцаря суровой доброты». Сегодня важно, чтобы его идеи были доступны и осмыслены в обществе: может быть, тогда успешнее решались бы насущные проблемы российского образования и больше было бы любви к нашему будущему - детям.

​Ефим ШАИН, профессор Тульского госпедуниверситета, Тула