Пожалуй, тут же возникает вопрос: кто же все-таки послужил прообразом «самого проницательного и энергичного из всех европейских сыщиков», как точно охарактеризовал своего героя писатель?

Существует устойчивая версия о профессоре медицины Эдинбургского университета, которому, будучи студентом, ассистировал Конан Дойл. В ученом молодого студента-медика поражали фундаментальная логика и проницательность. Но скажите: у кого конкретно профессор позаимствовал метод исследования, получивший название «метод дедукции»? Постараемся ответить на этот щепетильный вопрос.

Как известно, суть метода - логическое мышление на основе строгого и точного следования фактам, и только фактам! Но откуда, однако, взялся этот метод?

Другая версия, менее распространенная, как раз и связана с вышеописанным методом и касается реального лица - гениального американского сыщика Алана Пинкертона, отца американской разведки! Кто, как не он, открыл, работая на ниве сыска, тот самый «метод дедукции», причем много раньше героя Конан Дойла?

Впрочем, имя его в наши дни стало нарицательным, а сыскное бюро, которое тот основал в Чикаго еще в 1855 году, существует и поныне. Частные детективы и охранники, в том числе и в новейшей России, - это не секрет - до сих пор используются состоятельными гражданами для оперативного сбора информации, порой сугубо конфиденциальной, и для личной (физической) охраны лиц, широко принимая на вооружение методы слежения, наблюдения и внедрения Пинкертона.

Но чем было вызвано внезапное открытие детективного агентства Пинкертона в Чикаго? Прежде всего, конечно же, кризисом доверия американцев: те не верили в эффективность работы неповоротливых и бестолковых полицейских констеблей, к тому же тесно связанных с криминальным миром. А что Пинкертон?

Тот берется за самые запутанные и щекотливые дела: от загадочных убийств до крупных финансовых махинаций, и его агенты почти всегда выходят на след преступников! Девизом неподкупного и успешного агентства Пинкертона были многообещающие слова: «Мы никогда не спим». И его агентам было действительно не до сна! Через несколько плодотворных лет преступный мир Соединенных Штатов откровенно уважал и даже побаивался Пинкертона, а тот в свою очередь любил повторять попавшим в его руки преступникам: «Мы вас, если понадобится, из-под земли достанем»...

Почему писатель мог слышать об Алане Пинкертоне? По самой простой причине: и Конан Дойл, и Алан Пинкертон родом из одних и тех же мест - из Шотландии. Известно, что отец Алана был тюремщиком в Глазго, а его сын уже в 12 лет поступил на работу учеником бондаря, затем стал мастером бондарного дела с приличным заработком. Но вот незадача: полез в политику! В 20 лет юноша - местный вожак движения чартистов. После поражения движения - в эмиграции в Северной Америке вместе с молодой женой.

В Чикаго мастер-бондарь скоро открывает маленькую мастерскую, затем заводик с десятком рабочих, монополизируя в округе все бондарное дело. Как известно, бочки - самая распространенная тара - всем и везде нужны: спрос опережает предложение!..

Первое криминальное расследование Алана как сыщика можно назвать любительским: оно связано с выслеживанием группы фальшивомонетчиков в окрестном лесу, о чем тот сообщил шерифу городка Данди, что в 60 верстах от Чикаго. Вдвоем с шерифом они устроили засаду у лагеря фальшивомонетчиков и арестовали их.

Шериф графства пригласил Алана на вакантное место следователя в Чикаго - и к 1848 году Пинкертон, сын тюремщика, значился самым перспективным следователем с самым высоким процентом раскрытых преступлений в Чикаго.

Слава о нем теперь гремела по всей Америке! Он становится самым авторитетным гражданином своего города! Как же он работает?

Он может выхватить из толпы за рукав подозрительного человека на шумной улице. Распознать у того или иного лица преступные помыслы. Его цепкий природный ум и хорошо подвешенный язык позволяют вытаскивать из людей добровольные признания. Случалось, правда, что результаты приходилось добывать и по-другому, пуская в ход кулаки и сапоги. Освоил Пинкертон и ловлю на живца, и подсадную утку, и остальные методы сыска...

К 1850 году он открывает сыскную контору, успешно расследует серию краж ценных бумаг на чикагском почтамте, пропажу ценностей курьерской компании «Адамс-Экспресс» и... даже многочисленные уличные кражи. Делает себе имя! Бизнес его окреп. Алан становится крупным сыщиком Америки и, не подозревая того, использует системный подход в борьбе с криминалом: следствие для него означало дедукцию - научный подход к разрозненным доказательствам, помогающий раскрыть картину преступления и личность злоумышленника. Но какие еще средства он использует для раскрытия преступления? Кроме уже названных - театральные переодевания! Все они скоро лягут в основу борьбы с криминалом и в Америке, и в Европе. Наконец, самое главное: в 1870 году Алан создает первую картотеку фотографий преступников Америки...

А к 1861 году Пинкертон становится руководителем разведки новоизбранного президента Авраама Линкольна, своего доброго знакомого, бывшего адвоката. Он руководит как его личной охраной, разведкой в стане южан, так и выявлением их шпионов в ближайшем окружении президента. Так, в Вашингтоне Алан выслеживает во время Гражданской войны резидента разведки южан: примечательно, но «кротом» оказывается некая леди Роуз Гринхау, прелестная дама высшего света...

Частный детектив Пинкертон умер от инсульта 1 июля 1884 года, он внезапно упал, гуляя по улице...

Сыщик-любитель Холмс не умирал никогда. Повторюсь: литературный дебют его состоялся через три года после смерти реального сыщика Пинкертона, его прообраза. Правда, Холмс бескорыстен и чуток, искренно верит в добро, а значит, за свои услуги не берет деньги, оттого он не может называться полноправным профессионалом; для него нет ничего прекраснее, чем направлять свой талант на службу добру и справедливости. Поэтому-то герой Конан Дойла предпочитает быть лицом неофициальным, действовать в тени - этаким сыщиком-консультантом, детективом-любителем. Холмс независим, а значит, оставляет за собой право вершить суд над преступниками по законам неформальной справедливости!

Со временем удивлять осведомленного европейского читателя становилось все сложнее - тот прилежно учился методу Холмса, совсем не подозревая, что его открыл и освоил за океаном Алан Пинкертон! Согласимся, что с годами сюжеты рассказов Конан Дойла становились менее изобретательными, утонченными, но не менее интригующими. Но все произведения о Холмсе вводят юного читателя в мир глубокой аналитической мысли...

Говорят, что истории больше ориентированы на подростков - пусть так! Но как приятно со взрослой ностальгией улыбнуться, испытав давно забытое юношеское влечение к приключениям...