Детский лагерь «Дон» расположен в 45 километрах от Туапсе, недалеко от Всероссийского детского центра «Орленок», на благоустроенной территории в 10 гектаров. Тут есть и спортивные площадки, и детский диско-бар, и библиотека, и фонотека, и амфитеатр с крытой дискотекой. С детьми работают опытные и квалифицированные педагоги и вожатые из Ростова, Чувашии и Омска. У «Дона» свой благоустроенный пляж в 10 минутах ходьбы от лагеря, где всегда есть медработники и спасатели. Словом, отдыхай и ни о чем не заботься. Но вот с отдыхом-то не совсем и получилось - весьма печальные события произошли за неделю до окончания смены.

По данным ГУВД, все началось с того, что вечером в одном из спальных корпусов чеченские 14-15-летние подростки решили «познакомиться» с 16-летней девушкой из Ростовской области. Знакомились весьма своеобразно - щипали и обзывали. Как говорят воспитатели, она дала одному из них пощечину, ей тут же в ответ врезали кулаком по лицу. На крик девушки пришел заместитель директора лагеря Борис Усольцев, который потребовал от ребят пристойного поведения и предложил им покинуть спальный корпус, а те его весьма агрессивно послали по известному адресу. С этого момента конфликт стал разрастаться как снежный ком, завязалась драка, к которой подключился воспитатель группы, тренер юношеской сборной Чеченской Республики Руслан Гиназов, бивший Усольцева вместе со своими питомцами, спортсменами-борцами. В результате зам. директора попал в больницу с серьезными травмами - с переломами носа, ребер.

Дальше все пошло по не «лучшему» сценарию. Чеченские ребята позвали на подмогу своих, а на помощь вожатым и педагогам лагеря пришли местные жители. Развернулась битва, в которой не жалели ни людей, ни домов, ни мебели. Битва, рядом с которой вожатые прятали детей - в основном чеченских детей, а напомню, что их было на триста с лишним человек больше, чем всех остальных. Воспитатели с ужасом вспоминают этот бой, длившийся до середины ночи: разъяренные мужики ломали мебель, выдирали лавочки, били стекла, громили все на своем пути, блокировали корпус, где находились дети из юношеской сборной Чечни.

Прибывшие милиционеры остановили драку, в результате было возбуждено уголовное дело по части 2 статьи 213 УК РФ (хулиганство), которая предусматривает до пяти лет лишения свободы, задержаны несколько участников драки. В больнице и Руслан Гиназов с синяками, ушибами и переломами пальцев, и семеро школьников, и несколько местных жителей (у одного из них ножевая рана).

Не дожидаясь окончания смены, чеченских ребят вывезли из лагеря и отправили домой. Восемь автобусов, на которых уехали отдыхающие, до границы Краснодарского края сопровождали сотрудники ДПС и ОМОНа.

Это было происшествие, жуткое, выходящее за рамки нормального отдыха. А теперь нужно сказать о том, что следует за происшедшим.

«В настоящее время по делу проводится доследственная проверка, хотя, по предварительным данным, это обычная бытовая драка», - убежден начальник пресс-службы ГУВД Краснодарского края Игорь Желябин. Вожатые лагеря отвергают утверждение о «чеченском погроме». Но президент Чеченской Республики Рамзан Кадыров назвал случившееся «массовым избиением детей» и склонен рассматривать его конфликтом на национальной почве, угрожающим единству страны: «Россия сильна единством народов, и я считаю, любые действия, направленные на подрыв этого единства, представляют угрозу стабильности в стране... Осознавать, какую опасность представляют действия экстремистов, должны все, независимо от того, под какими лозунгами они выступают... Нам хочется надеяться, что случившееся в Туапсе получит соответствующую правовую оценку и будут приняты исчерпывающие меры для наказания виновных и недопущения подобных провокаций в будущем».

Министерство труда ЧР намерено расторгнуть договор с руководством детского оздоровительного лагеря «Дон», и в дальнейшем дети из Чеченской республики в этом лагере отдыхать не будут. По инициативе уполномоченного по правам человека в Чеченской Республике была организована и направлена в экстренном порядке на место происшествия комиссия, в состав которой вошли представители Минтруда и Минобрнауки ЧР, а также сотрудники аппарата уполномоченного по правам человека в Чечне.

Уполномоченный по правам человека в ЧР Нурди Нухажиев утверждает, что конфликт имел национальную подоплеку.

Уполномоченный при Президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов также не исключает, что драка в лагере «Дон» могла произойти на национальной почве. Он намерен добиться строгого наказания для зачинщиков драки в лагере: «Ситуацию в детском лагере мы берем на контроль и будем добиваться привлечения к строгой ответственности зачинщиков беспорядков. Мы не должны допустить повторения подобных инцидентов, причиняющих вред детям. Ситуация достаточно редкая. Здесь возникают вопросы межнациональной терпимости».

А теперь давайте рассмотрим ситуацию в другом варианте. Представим себе, что в чеченском лагере, где 100 чеченских ребят и 400 русских, заместитель директора лагеря - чеченец увидел, как трое русских пытаются «познакомиться» с чеченской девочкой так же, как «знакомились» с русской чеченские ребята в «Доне». Что бы произошло дальше? Конечно, случилась бы драка, причем жестокая, так как для чеченских мужчин честь их женщин превыше всего. И если Руслан Гиназов в интервью телевидению смело заявляет: «Защищали своих ребят и будем всегда защищать!» - то можно себе представить, как отчаянно он стал бы защищать своих девушек. Как бы был охарактеризован в этом случае конфликт? Как конфликт на национальной почве! Руководящие лица республики совершенно справедливо заявили бы, что русские ребята не имеют права покушаться на честь чеченской девушки. Словом, как ни кинь, всюду выходит односторонний национальный конфликт.

Возможно, никакого конфликта не было бы, извинись чеченские ребята перед девушкой и заместителем директора, но они предпочли этого не делать. Самое поганое в этой истории даже не то, что толпа местных жителей ворвалась в лагерь и стала крушить все на своем пути, а то, что ни российский омбудсмен, ни чеченский уполномоченный по правам человека, ни президент Чечни - ни один человек, делающий заявления на всю страну, не сказал, что в основе конфликта - хамское поведение чеченских ребят по отношению к девушке. Видимо, куда выигрышнее говорить о национальной подоплеке происшедшего. Кстати, драки толпой на толпу, стенкой на стенку в Туапсе (и не только), видимо, входят в моду. Раньше два мужика поспорили, дали друг другу в морду и разошлись, теперь же принято звать на подмогу товарищей. На следующий день после драки в «Доне» на пляже Туапсе поссорились два парня - местный и студент Грозненского нефтяного института. Туапсинец оказался крепче и сильнее студента, тому досталось, и он привел на пляж земляков. За туапсинца тоже вступились его друзья. В результате побоища пострадали восемь человек, госпитализированных с травмами различной степени тяжести, трое доставлены в реанимацию местной больницы в тяжелом состоянии.

Национальные отношения в нашей стране требуют особого внимания. Одного неосторожного слова достаточно, чтобы вспыхнул пожар, потушить который может оказаться чрезвычайно сложно. Не защищаю участников драки в «Доне», то, что они сделали, омерзительно. Но думаю о том, что было бы дальше, если бы ситуация завершилась исключительно избиением Усольцева. Его отец - директор лагеря ведь предлагал завершить дело миром. А что такое мир в этой ситуации? Сделать вид, что ничего не произошло, что нет сломанных ребер, перебитого носа? Хеппи-энд? Стали бы чеченские воспитатели и тренеры проводить беседы со своими питомцами и убеждать их в том, что так вести себя нельзя? Думаю, нет, вполне вероятно, что чеченские ребята и дальше считали бы, что только так и должны поступать настоящие мужчины. Кстати, после того, как их столь рьяно защищают официальные лица, эти ребята, наверное, считают себя героями. А это значит, что возможны в недалеком будущем и другие подобные конфликты.

Что делать? Воспитывать, и другого пути нет. Весь вопрос в том, сможем ли, готовы ли мы сами к этому сложному процессу? Ведь для того, чтобы воспитать настоящего человека, нужно прежде всего самим быть таковыми. Сегодня принято изо всех сил разрушать положительный образ учителя, дескать, стал не тот - хуже, циничнее, злее. Но разве справедливо это хотя бы по отношению к тем педагогам, которые спасали детей во время драки в «Доне», думая не о себе, а о детях, главным образом о чеченских, которые были во всех отрядах лагеря? Добрых слов об этих воспитателях не сказал никто из анализировавших ситуацию. Как и о чеченском педагоге, который защищал избиваемого его соотечественниками Бориса Усольцева. Кстати, свое заявление по поводу случившегося не дали ни Минобрнауки России, ни Министерство образования и науки Чечни, как будто их это вообще не касается.

Разрушая позитивный образ учителя, наше общество не ведает, что творит. Потом люди опомнятся, но, возможно, будет уже поздно, и процесс станет неуправляемым... Интересно, кого накажут в результате расследования происшествия в «Доне», ведь от этого вердикта зависит, каким будет отношение к вечным ценностям в нашем обществе.