Статфакт

К сведению

В школе поселка Нижние Вязовые Зеленодольского района Татарстана официально числятся 13 учеников цыган. Все они учатся в одном классе, на дверях которого висит табличка «Цыганский класс», по программе 1-4-го классов одновременно.

В поселке Пашино Новосибирской области в общине живут около 80 цыганских детей, никто из них не учится. Несколько лет назад в школе №46 был организован цыганский класс с соответствующей вывеской. После этого родители решили отказаться от школы.

В Верхисетском районе Екатеринбурга в школе №41 с 1996 года существует отдельный класс для цыганских детей - 3-й «В». Начальное обучение в нем получают 25 детей в возрасте от 7 до 12 лет. Занятия в классе осуществляются по коррекционной программе VII вида для детей с задержкой психического развития, рассчитанной на 5 лет.

Среди проектов, которыми занимается наша правозащитная организация, важное место занимает образование цыганских детей, - говорит Ольга АБРАМЕНКО. - К сожалению, существуют проблемы в школах, расположенных или рядом с компактными цыганскими поселками, или непосредственно внутри этих поселков. В нашей стране существует определенная практика, например, отделять цыганских детей от других учеников и обучать в так называемых цыганских классах или даже создавать так называемые цыганские школы в отдельных зданиях. Часто это происходит в бывших столярных мастерских, бывших котельных и т. д.

Наша позиция как правозащитников состоит в том, что наиболее прогрессивным при обучении и воспитании таких детей в школьной среде должен быть интеграционный подход, то есть вместе с другими школьниками. Мы, конечно, отдаем себе отчет в том, что неизбежно возникнут сложности при интеграции в обычную школу большого количества иноязычных, инокультурных детей. Но тем не менее. Компактных цыганских поселков в России больше ста, и со многими школами мы наладили сотрудничество. Однако часто возникают конфликтные ситуации.

По словам юриста АДЦ «Мемориал» Владимира ЛУЗИНА, в некоторых школах практикуется перевод цыган в классы компенсирующего обучения, что позволяет юридически закрепить неравное положение детей в школе. Этот механизм был исследован на примере школы №66 Тулы.

- Здесь нарушение прав носит очевидный характер. В течение многих лет в этом образовательном учреждении, если говорить условно, существовали классы для «черных» и «белых», - говорит Владимир Лузин. - Основанием для зачисления в цыганский класс являлся не уровень развития ребенка, не навыки его устной речи, а именно его национальность. Совершенно понятно, что перед поступлением в первый класс никто не проводит с цыганскими детьми диагностирование, не оценивает их уровень развития. Второе нарушение - это качество образования, которое лишало возможности этих детей перейти в другие классы. Часть дисциплин в цыганском классе вообще не преподавалась. И после начальной школы дети не готовы были перейти в классы среднего звена. Хотя идея компенсирующего обучения такова: цыганские дети в течение первого года обучения должны были наверстать упущенное, достичь уровня подготовки своих сверстников и влиться в обычный класс. В начале 1990-х годов было утверждено Положение о классах компенсирующего обучения, в которых ребенок в течение года может компенсировать отставание за счет интенсивного питания, спортивных, оздоровительных мероприятий, дневного сна, дополнительных занятий с преподавателями. Но в нашей ситуации это отставание не компенсировалось, а наоборот, разрыв в подготовке детей увеличивался с каждым годом, и они оказывались «законсервированными» в этой системе. Когда ребенок определяется в класс компенсирующего обучения, его зачисление нужно проводить с письменного согласия родителей. В большинстве случаев такого не происходит. Чаще всего причина этого - повальная неграмотность родителей, кстати сказать, выпускников этих же школ. Когда мы обратились в российские суды и представили исковые заявления родителей детей, обучающихся в тульской школе, оказалось, что российская судебная система абсолютно не готова к рассмотрению дел, касающихся дискриминации и сегрегации. Главный довод, изложенный в решениях федеральных судей, - нет нарушений, нет дискриминации, нет доказательств. Хотя в аналогичных делах, которые слушались в отношении других стран в Европейском суде, например Чехии, уже сам факт формирования классов по национальному признаку является достаточным основанием для рассмотрения дела в суде первой инстанции.

- В течение семи последних лет мы отслеживали нарушения прав цыган и подготовили отчет «Проблема дискриминации и несоблюдения прав цыганских детей в российских школах», который для педагогического сообщества окажется новостью, потому что проблема дискриминации в школах полностью отрицается федеральной властью, - говорит руководитель программ АДЦ «Мемориал» Стефания КУЛАЕВА. - В то же время мы понимаем проблемы школ, куда сотнями приходят не говорящие по-русски дети. Этим школам нужно особое внимание со стороны государства. Неправильно просто преследовать их за формальное нарушение закона. Нужно принимать меры для улучшения ситуации в этих школах, для того чтобы педагоги могли дать детям больше. Безусловно, проблема упирается в дошкольную подготовку. После того как дети овладели русским языком, они могут и должны быть интегрированы в процесс обучения со своими сверстниками, тем более когда этого желают их родители.

Санкт-Петербург