- Врагу не сдается наш гордый «Варяг», - звонко пел трехлетний Вася любимую песню, не замечая, как улыбаются работающие маляры на соседней даче.

Его четырехлетняя сестра посматривала на качели, готовая отправиться к ним. Живая и непоседливая, она быстро зашагала к ним, но вдруг, увидев большую серую собаку, остановилась. За собакой шла взрослая девочка лет двенадцати.

- Не бойся, это еще маленький щенок. Он большой потому, что его родители крупные доги. Его зовут Барон, а тебя Ася? - спросила девочка.

- Да. Он не укусит? - с опаской глядя на собаку и оглядываясь на брата, отвечала Ася. - Вася, иди к нам. Это мой братик.

- У нас тоже есть девочка, как ты, наша сестра Саша. Она скоро к нам приедет, - говорил Вася, приближаясь к ним. Дети шли по дорожке, а Барон бежал впереди них, по-хозяйски посматривая вокруг.

Через дорогу от домов протекала быстрая речка. Высокий крутой берег, поросший сильными вековыми деревьями, постепенно переходил в ровный луг к заброшенному старому саду и к мосту, по которому мчались электрички. На другом берегу реки березы манили своими белыми стволами в свою чащу, казалось, что грибной дух доносится уже до нас.

Мы часто гуляли по тропинке вдоль реки. Дети делали букетики то из одуванчиков, то из ромашек и смотрели, как на застывшей реке из лодки рыбак удочкой ловил рыбу.

- Смотрите! Это наша корова! Мы у нее берем молоко, - радовалась Ася, увидев корову. Дедушка-пастух, хозяин этой коровы, сидел на раскладном стульчике, читая газеты. К нему иногда прибегал его двенадцатилетний внук Дима, и мы шли к заброшенному саду, чтобы проверить, как подросли яблочки. Часто приезжала любимая Саша, все радовались, быстро меняя занятия: то хватались за велосипеды, то мчались на роликах. Маленький Вася, надев ролики и быстро, смешно работая широко расставленными ногами, изо всех сил старался догнать всю компанию.

А у реки, казалось, ничего не менялось. Та же речка, те же деревья и та же зеленая травка.

- Смотрите, что это у березы? Все покрылось голубым!

- Это же незабудки! Расцвели!

На тоненьких ножках нежные голубые цветочки покрывали целую поляну, которая опускалась в топь речки, к камышам.

В восторге мы смотрели на это чудо, все забылось, душа замерла от радости, все вокруг превратилось в голубую волшебную сказку, наполненную дыханием красоты и покоя. В оцепенении мы тихо стояли, не двигаясь, пораженные этим дивом. Вдруг дети наперебой начали:

- Их видимо-невидимо, не сосчитаешь их, и кто их только выдумал, веселых, голубых! - они громко радовались, вспоминая стишки.

Каждый день мы приходили к реке смотреть на незабудки, и чудо повторялось: на фоне реки и камышей цвели простые маленькие цветочки, одаривая нас восторгом и превращая мир в сказку.

Шли годы. Дети стали подростками. Оказавшись у них в гостях в загородном доме, я смотрела на зеленый газон, по которому пролегали дорожки, покрытые светлым кафелем. Травка на газоне яркого, зеленого цвета, какая бывает только весной, покрыла все пространство около дома. Совсем другое чувство вызывают ухоженные участки в усадьбах, совсем не такое, как в поле или на лугу. Я не отрываясь смотрю на белые россыпи маленьких цветочков в траве, в который раз поражаясь, как правильны и красивы лепестки у каждого цветка. Тихая нежность заполнила душу. Повернув голову, я вдруг увидела в десяти шагах от себя, через тропинку, группу буйно цветущих незабудок, голубых, прекрасных. Сидя на скамейке и прикрыв на мгновение глаза от яркого солнечного света, я испытывала минуты счастья. Незабудки цвели долго, почти все лето, до очередного, следующего моего приезда в этот дом в начале августа.

Они все еще были прекрасны отцветая. Вскоре на участке появилась молодая пара, чтобы убрать, почистить все кругом. Через считанные минуты там, где росли незабудки, чернела пустая земля, не осталось ни одного цветка! Все произошло так быстро, неожиданно. Сердце тоскливо сжалось, страдая, я не понимала, как можно было так быстро, без жалости вырвать с корнями и выбросить все цветы, милые сердцу голубые незабудки!

- Ведь теперь не расцветут эти нежные цветочки на следующий год. Жаль, жаль! - с горечью и грустью думала я, уезжая домой.

Москва