Мы часто употребляем в речи слово вдруг. Употребление слова вдруг может быть подразделено на два основных класса. С одной стороны, вдруг может использоваться в повествовании как показатель того, что событие, о котором повествуется, никак не предвещалось предшествующей ситуацией (Вдруг раздался выстрел) - в таком случае можно говорить о «нарративном» вдруг. С другой стороны, вдруг может использоваться в составе предположений, вводя гипотезу, которую, по мнению говорящего, следует учитывать, хотя ее реализация и маловероятна (Вдруг он болен?) - в таком случае можно говорить о «гадательном» вдруг.

 

«Нарративное» вдруг часто сближают со словами внезапно и неожиданно, в частности, именно эти слова используются для толкования «нарративного» вдруг в большинстве толковых словарей. Но в отличие от внезапно и неожиданно использование слова вдруг обусловливается не столько свойствами внеязыковой действительности, сколько способом говорить о ней. Если внезапно указывает на изменение положения дел в мире (событие), неожиданно - на изменение психологического состояния «субъекта ожидания» в тот момент, когда он узнает о чем-то неожиданном, то вдруг относится к способу представить происшедшее в рамках повествования. Вдруг - это показатель того, что возможность положения дел, о котором идет речь в высказывании, никак не вытекает из ситуации. Соответственно в повествовании вдруг разрушает причинно-следственные связи, так что каждый новый сюжетный ход никак не задается предыдущими. Не случайно вдруг хорошо соединяется с безличными предложениями и другими конструкциями, устраняющими активного, целенаправленно действующего субъекта:
Как это случилось, он и сам не знал, но вдруг что-то как бы подхватило его и как бы бросило к ее ногам (Достоевский).
Он и не думал это сказать, а так, само вдруг выговорилось (Достоевский).
Смена ситуации, на которую указывает «нарративное» вдруг, иногда приводит к тому, что «естественное» развитие событий нарушается и уже начавшийся процесс не доходит до конца, например: Прекратившийся было дождь вдруг снова полил.
С идеей нарушения «естественного» хода вещей связано то, что во вдруг может быть заключено представление о «нелогичности» (иррациональности) соответствующей ситуации. Сочетание и вдруг часто указывает на нелогичность соединения двух ситуаций, каждая из которых сама по себе могла бы не вызывать удивления. Указание на нелогичность иногда создает эффект отрицательного отношения к ситуации, в которой, казалось бы, ничего плохого нет; ср.: Отношения у них были довольно прохладные - и вдруг водой не разольешь.
Часто вдруг, не сообщая адресату речи ни о каком новом, неизвестном тому событии, выражает эмоциональное отношение к новой ситуации: Все было тихо-мирно, и вдруг нА тебе!
Иногда вдруг служит зачином для рассказа о дальнейшем развитии событий: Пробираюсь я вдоль забора и вдруг слышу голоса (Лермонтов); Вдруг из маминой из спальни, кривоногий и хромой, выбегает умывальник и качает головой (Корней Чуковский).
«Гадательное» вдруг выражает в целом ту же самую идею, что и «нарративное» вдруг. Оно вводит в поле зрения адресата речи некоторую гипотезу, никак не вытекающую из того, что уже известно говорящему и адресату, полагает, что эту гипотезу тоже стоит принять во внимание - как в известном анекдоте:
- Почему вы сидите дома в галстуке? - А вдруг кто-нибудь зайдет. - Тогда почему без штанов? - Ну кто ко мне зайдет?
Слово вдруг в этом случае указывает на то, что говорящий не считает гипотезу сколько-нибудь вероятной (не видит причин, почему она должна была бы соответствовать действительности), но, поскольку произойти может все что угодно, полагает, что эту гипотезу тоже стоит принять во внимание. Высказывая гипотезу без слова вдруг, всегда можно нарваться на возражение, указывающее на отсутствие причин, по которым гипотеза могла бы оказаться истинной. Но если слово вдруг уже было использовано при высказывании гипотезы, возражение теряет силу: гипотезу предлагается принять во внимание не потому, чтобы она была правдоподобна, а потому, что произойти могут самые неправдоподобные вещи.
Можно сказать, что в «гадательном» вдруг отражена важная идея, содержащаяся в целом ряде русских языковых выражений (и, в частности, в знаменитом «русском авось»), а именно представление о непредсказуемости будущего. При этом названные особенности слова вдруг позволяют использовать его как полемичное по отношению к авось. В некоторых контекстах авось и а вдруг… выражают почти противоположные идеи: авось - знак беспечности, а вдруг… указывает на желание перестраховаться (Мало ли что? А вдруг). Но есть и контексты, в которых они, напротив, сближаются. В «Раковом корпусе» и Демка, готовый отказаться от операции и говорящий: «Да на авось. А может, само пройдет», и Костоглотов, настаивающий: «…Отпустите меня! Я хочу выздоравливать собственными силами. Вдруг да мне станет лучше, а?» - в равной степени готовы положиться на счастливый случай.
То же самое «гадательное» вдруг может выступать в придаточных условия (Если вдруг…). При таком употреблении слово вдруг указывает на то, что говорящий сам не считает реализацию возможности, выраженной в придаточном условия, особенно вероятной, но - на всякий случай - готов считаться и с нею. Такая стратегия вполне соответствует общим установкам, характерным для русской языковой картины мира. Исходя из представления, согласно которому произойти может все что угодно, вообще-то имело бы смысл говорить только о тех возможностях, реализацию которых считаешь достаточно вероятной, - всего остального все равно не учесть. Но с другой стороны, - опять-таки поскольку произойти может все что угодно - не следует игнорировать самые невероятные предположения. Используя оборот если вдруг…, говорящий как бы дает понять: ‘Я сознаю, что для этого нет причин, но, поскольку произойти может все что угодно, хочу рассмотреть и эту ситуацию’. Использование слова вдруг в такой ситуации является прагматически обязательным, а его отсутствие в условном придаточном свидетельствует о том, что говорящий считает реализацию данного условия весьма вероятной (иными словами, высказывание, начинающееся словами Если Петя позвонит, скажи ему…, показывает, что говорящий считает звонок Пети достаточно вероятным, - в противном случае следовало бы сказать Если вдруг Петя позвонит).
Тем самым использование слова вдруг делает высказывание, содержащее придаточное условия, более «безопасным». Добавив слово вдруг в условное суждение или выражая условную просьбу, говорящий заранее снимает возможные указания на малую вероятность того, что условие будет выполнено; он показывает, что просто стремится учесть все возможности.
В целом общее представление о жизни, отраженное в «гадательном» и в «нарративном» вдруг, одно и то же. В соответствии с этим представлением рационально вывести происходящее из имеющихся предпосылок невозможно: произойти может все что угодно. Однако было бы излишне прямолинейно на основании наличия в русском языке слова вдруг и высокой частотности его в русской речи (иногда доходящей до почти грамматической обязательности) делать вывод о том, что русским свойственно представление об отсутствии в жизни причинной обусловленности и закономерных следствий. Возможен и прямо противоположный ход рассуждений. Необходимость специально указывать на отсутствие причинно-следственных закономерностей может быть связана с острым желанием видеть в том, что происходит в мире, не игру случая, а совокупность причинно обусловленных цепочек. Отклонения от закономерного хода вещей требуют специальной маркировки, как любые отклонения от нормы. Этой цели и служит слово вдруг.

Об авторе

Алексей ШМЕЛЕВ, доктор филологических наук, профессор, заведующий отделом культуры речи Института русского языка им. В.В.Виноградова РАН